Новости

Спор гигантов

«Председатель правления „Газпрома“ Алексей Миллер усомнился в том, что грядущая зима будет мягкой и „розовой“, как предсказывал ранее руководитель Гидрометцентра Роман Вильфанд.

Базовый прогноз погоды в „Газпроме“ на первый квартал будущего года — ниже фактической погоды в январе—марте 2019 года. „Погода в январе—марте 2020 года, по прогнозам, будет заметно холоднее, чем предыдущей зимой“, — пишет компания в релизе по итогам заседания правления, посвященного рассмотрению готовности объектов Единой системы газоснабжения (ЕСГ) к работе в период прохождения пиковых нагрузок в конце 2019 — начале 2020 года» (Интерфакс).

Калькулятор займов


Сумма займа
Срок займа
Процент в день
Пожалуйста, введите все значения правильно.
Итого к возврату
Переплата

Выдающийся специалист газовой отрасли, открывший для себя сланцевый газ после того, как он стал добываться в Америке в объемах, превосходящих экспорт самого Газпрома, теперь решил попробовать себя еще в одной смежной специальности, где его знания примерно равны знаниям газового хозяйства.

Интерфакс, кстати, сделал в своем сообщении об интеллектуальной битве двух титанов принципиальную ошибку, сообщив, что Вильфанд «предсказал» «розовую зиму». Предсказания — это у бабушки Ванги и у экстрасенсов в одноименной битве на телевидении. Гидрометцентр прогнозирует.

Прогноз погоды — это одно из сложнейших математических уравнений, учитывающее тысячи факторов. Сложность и вариативность прогноза погоды настолько велики, что в мире существует всего пять (если не ошибаюсь) математических моделей, на основе которых этот самый прогноз и рассчитывают. Владение математической моделью прогноза погоды ставит страну, которая смогла ее создать, в очень узкий перечень самых высокоразвитых стран. Есть несколько технологических и индустриальных программ, овладение которыми сродни высшему пилотажу — ракетная программа, авиастроение, ядерная энергетика. Прорыв даже в одной из этих программ делает страну, которая ее осиливает, признанной высокоразвитой. В России такая модель есть. Конечно, она досталась ей в наследство от СССР. Предположить, что в путинской России могут создать такую модель — наивно. Украсть деньги на создание модели — легко. Создать — нет.

Тем не менее модель есть, она работает. К сожалению, точность этой модели зависит от двух базовых факторов — развития и уточнения самой математики модели и массива данных, которые поставляют в центр станции слежения за погодой. В современной России, понятно, количество станций и метеорологических постов сократилось. Было бы удивительно, будь наоборот. «К концу 70-х годов XX в. число станций и постов на территории бывшего СССР превысило 6000, из которых 4665 относились к системе Гидрометслужбы, остальные — к другим ведомствам.

Метеорологическая сеть России своего максимального развития достигла к 1986 году, когда на ее территории насчитывалось 2308 станций и 3274 поста. С переходом на новые экономические условия за период с 1987 по 2005 гг. число метеорологических станций сократилось почти на 30%, постов — на 35%». Правда, в 2010 году была принята «Стратегия деятельности в области гидрометеорологии и смежных с ней сферах до 2030 года», которая торжественно пообещала о том, что к 30 году число пунктов наземных метеорологических наблюдений будет увеличено более, чем в три раза, — с 1691 до 5400. Нет нужды говорить, что с этим обещанием примерно так же, как с обещаниями Единой России 2003 года о том, что к 2020 году мы будем жить в капиталистическом раю.

В общем, пока с массивами данных по погоде неважно. Отсюда и не самые высокие по точности прогнозы ГМЦ и претензии к нему. Тем не менее заявление Миллера о том, что у него есть какой-то свой собственный прогноз на нынешнюю зиму, выглядит странно. Для того, чтобы делать такое смелое заявление (сравнимое по смелости с прогнозом о том, что сланцевая пирамида — это блеф и пузырь, который вот-вот схлопнется), нужно иметь модель, вычислительные мощности и собственный массив данных. С моделью, положим, проблем нет — она та же, советская, а вот с мощностями и тем более с массивом данных возникает вопрос. Неужели у Газпрома есть своя собственная сеть метеостанций, по количеству и качеству превосходящая сеть Гидрометцентра? Вроде бы нет. Миллеру простительно: он в метеорологии разбирается примерно так же, как газе. Что ему в бумажке написали, то он и озвучивает. Чтобы усомниться в данных из бумажки, он должен хотя бы понимать, что там написано.

Но строить политику, исходя из заявлений Газппрома, который уже надавал стратегических прогнозов, обернувшихся для страны двумя полновесными войнами и безумными тратами на газпромовские трубы — это нужно крепко не дружить с логикой и головой.

Какая будет зима — не знаю. Но в споре между Миллером и Вильфандом я бы предпочел прислушиваться к словам последнего. Он, по крайней мере, слышал о гидрометорологии чуть больше, чем Миллер. Интерес Миллера — продавать газ, а потому для него чем более свирепая зима — тем лучше. Вот он и мечтает о ней. Выдавая мечты за реальность.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть